Доктор Бен Галь. Интервью с ведущим кардиохирургом.

Доктор Бен Галь, почему Вы выбрали именно кардиохирургию, а не общую хирургию или кардиологию?

По моему мнению, кардиохирургия – это вершина медицины, представляющая собой гармоничное сочетание хирургии и кардиологии. Кардиохирургия требует от специалиста высокого мастерства и тонкого подхода. Меня вдохновляет сложный процесс оперативного вмешательства и возможность использовать самое уникальное и революционное оборудование. Представьте себе, что благодаря современной аппаратуре мы можем остановить сердце и оперировать его или, напротив, проводить процедуры на работающем сердце, или снизить температуру тела пациента до 34 градусов. Более того, эта специализация требует многих усилий для развития высоких мануальных навыков и приобретения глубоких знаний в кардиологической патологии. Меня привлекает весь этот трудоемкий процесс.

Ведущий кардиохирург

За последние годы кардиохирургия невероятно шагнула вперед. Как Вы объясняете достаточно высокий уровень смертности, вызванный заболеваниями сердца?

Я бы не относился так однозначно к статистике. К примеру, количество летальных исходов очень снизилось, особенно среди молодых пациентов 50-60 лет. А статистический факт, определивший заболевания сердца на второе место среди причин смертности, объясняется тем, что продолжительность жизни в западном мире выросла. Следует помнить, что многие пациенты умирают в очень почтенном возрасте от естественной остановки в сердца. Если еще 10 лет назад пациенты погибали от инфаркта, то в настоящее время в Израиле это практически невозможно, речь дет о единицах. Мы вовремя выявляем заболевания сердца и своевременно вмешиваемся в патологический процесс.

В России насчитывается 700 смертей от болезней сердца на 10000 человек…

Это невероятно высокая цифра. Я думаю, что в первую очередь, такой уровень смертности объясняется отсутствием осведомленности населения о том, что сердечно-сосудистая система требует регулярных проверок после 50 лет и в случае обнаружения патологии, немедленного лечения: консервативного или хирургического. Я понимаю, что существуют различия между медицинскими традициями и возможностями в медицине…Но в эпоху Интернета, когда вся информация доступна и переведена на многие языки, я уверен, что у каждого есть возможность самообразования и приобретения новой культуры - заботы о собственном здоровье, основанном на знании и ответственности.

Насколько лет можно продлить жизнь человеку с заболеванием сердца, вовремя обратившимся за помощью к врачу?

На 20-30 лет. И этот факт доказан многочисленными ретроспективными исследованиями. Цифра относится ко всем видам заболевания сердца – от поражения коронарных сосудов до патологии клапанов. Оперативное лечение находится на таком высоком уровне, что большинство состояний можно вылечить. Среди некоторых слоев населения существует мнение, что хуже рака ничего не может быть. Однако смертность от многих онкологических заболеваний намного ниже, чем от кардиологических.

Недавно Вы выполнили имплантацию клапана детских размеров, 80-летней женщине. Случай беспрецедентный. Почему Вы пошли на этот шаг?

Да, клапан, который мы имплантировали 80-летней пациентке, используется в детской кардиохирургии при катетеризации сердца с целью лечения заболеваний легочной артерии. Мы решили использовать, именно, этот клапан, поскольку его размеры соответствовали параметрам клапана женщины. На этот шаг мы пошли, так как не могли больше ждать технического решения. Пациентка находилась в реанимации уже на протяжения месяца после сложного аортокоронарного шунтирования. Ее состояние резко ухудшалось в результате развития сердечной недостаточности и разрушения клапана, который был имплантирован ранее.

Операционный доступ, который Вы использовали, тоже был уникален.

Из-за высокого риска потерять пациентку, ни катетеризацию, ни конвенциональную операцию, при которой открывается грудная клетка, выполнить было невозможно. Единственно правильным решением было проведение малоинвазивной операции на сердце. Мы вошли в сердце через его верхушку – апекс. Сразу же после установки нового клапана произошли драматические изменения: все кардиологические параметры пришли в норму и женщина начала самостоятельно дышать. Теперь она идет на поправку.

Приведите, пожалуйста, еще примеры исключительных профессиональных ситуаций.

Такие ситуации происходят ежедневно. Драматические истории имеют постоянное место в отделении кардиохирургии. Каждая спасенная жизнь – это настоящий подарок за все усилия, за бессонные ночи и многочисленные часы, не проведённые с семьей. Например, 10 дней назад я был вызван из дома в срочном порядке к молодой пациентке, всего 62 лет, поступившей с диссекцией (разрывом - прим. автора) аорты и полным разрушением клапана. Мы провели реанимацию и сложную хирургическую процедуру. В результате жизнь спасена и я счастлив.

В каких состояниях Вы опускаете руки и понимаете, что помочь не можете?

В состояниях, когда пациент долгие годы несет на себе ношу тяжелых симптомов ишемической болезни или сердечной недостаточности – одышку, отеки, давление в области груди, боли в челюсти или в руке. Иногда пациенты доводят себя до состояния, когда клапан разрушен и, соответственно, нанесен непоправимый ущерб желудочку или, когда сердечная мышца утратила способность к сокращению. При таком состоянии я, к сожалению, уже не могу оказать помощь.

Каковы проценты успеха оперативного вмешательства на сердце?

Очень высокие – 97-98%. В зависимости от состояния пациента и этапа заболевания. Считанные процедуры не имеют успеха из-за позднего обращения за помощью.

Мне известно, что Вы один из немногих кардиохирургов в Израиле, который закончил профессиональную специализацию с отличием.

Да, так оно и есть. Стажировки, практическая хирургия, клинические исследования, немыслимые объемы профессиональной литературы, строжайшие требования экзаменаторов, – все это нелегко преодолеть и получить удостоверение «Специалиста-отличника».

После окончания специализации Вы почти сразу уехали в Америку.

Мне посчастливилось поработать в медицинском центре Колумбийского Университета в Нью Йорке. Я был первым израильтянином, которого приняли в группу кардиохирургов такого исключительного медицинского учреждения. Работал там в течение трех лет, и приобрел эксклюзивные профессиональные навыки и опыт.

Почему Вы стремились в Колумбийский Университет?

Это выдающийся центр, обслуживающий Нью Йорк, и осуществляющий все виды операций на сердце. Центр специализируются на решении самых сложных кардиохирургических задач и выполняет уникальные процедуры, что привлекает и врачей, и пациентов со всего мира. К примеру, бывший президент США и известная американская писательница Барбара Уолтерс были прооперированы в Колумбийском Университете.

С чем Вы вернулись из Америки?

На протяжение трех лет интенсивной кардиохирургической практики я был сосредоточен на выполнении малоинвазивных манипуляций. Я провел большое количество процедур, не требующих разреза грудной клетки. Сегодня, большинство операций на сердце, включая замену клапанов и шунтирование, я выполняю через небольшой межрёберный разрез, что сокращает сроки госпитализации и осложнения. Но самое важное, что я приобрел за эти три года, - это безошибочное понимание медицинской задачи и четкое видение ее решения. Благодаря такому опыту я владею всеми кардиохирургическими техниками и потому чувствую себя уверенно при выборе операционного метода и доступа, подходящего определенному пациенту.

Увеличился ли объем манипуляций по аортокоронарному шунтированию малоинвазивным методом?

Существенно увеличился. Примерно половине своих пациентов я выполняю аортокоронарное шунтирование через минимальный разрез. И я очень рад такому показателю. Представьте себе, что каждый второй пациент в гораздо меньшей степени страдает от болевого синдрома и осложнений, характерных для открытых операций. Количество дней госпитализации и реабилитационный период существенно сокращаются.

Главное – это грамотно выбрать пациента для этого метода. Для того, чтобы выбор был безошибочным, я глубоко изучаю историю болезни, и результаты всех диагностических процедур, таких как ЭКГ, коронография, компьютерная томография сердца и грудной клетки. И только после этапа физикального и инструментального обследований я могу уверенно выполнить малоинвазивную манипуляцию.

Вы один из немногих специалистов в Израиле, владеющих уникальной техникой билатерального шунтирования. Какова причина использования этого хирургического метода?

Всем известно, что при традиционном аортокоронарном шунтировании используются венозные имплантаты с целью создания обходного пути для сердечного кровотока. Исследования доказали низкую эффективность данной процедуры в связи с риском повторной закупорки шунта. По этой причине мы используем артерии, которые максимально близки по анатомическому строению к коронарным сосудам. Новый вид шунтирования обеспечивает превосходные результаты на протяжении длительного периода времени. В настоящее время наиболее эффективно применение внутренних грудных артерий.

Разрабатываются ли новые материалы для сердечных клапанов?

Безусловно, эта область постоянно развивается. На данном этапе кардиохирурги очень довольны качеством клапанов. Клапаны, созданные из различных металлических соединений, имплантируются молодым пациентам на всю жизнь. Эти материалы оправдывают себя на все 100%. Кстати, благодаря новым клапанам, доза приема антикоагулянтов крайне минимальна. И здесь нам помогает фармакологическая промышленность, постепенно заменяющая Кумадин на препараты нового поколения. Современные клапаны, выполненные из биологических материалов, имплантируются пациентам после 65-70 лет и сроки их годности насчитывают от 15 до 20 лет.

Какой Вы видите кардиохирургию через 10 лет?

Кардиохирургия, идущая в ногу с новыми технологиями, позволяющая использовать нетрадиционные доступы к сердцу. Я уверен, что через 10 лет большинство кардиохирургов будут использовать малоинвазивные технологии, преимущество которых очевидно.

Оставить заявку на лечение

Пожалуйста, оставьте ваши персональные данные:

Фотография врача
Позвоните нам:
+972-9-959-4888
+7(495)-204-3551
+380-44-3920572